16 октября 16:46
Тольятти 17ºС

Экс-мэр Тольятти Николай Уткин стал первым гостем нового проекта ВАЗ ТВ - авторской программы Василия Логинова

13.04.2016

- Как Вы себя чувствуете, Николай Дмитриевич, в том числе, с точки зрения душевного состояния? После потрясений, через которые пришлось пройти Вам, многие люди меняют место жительства, а то и уезжают за рубеж. Вы же вернулись в родной город, участвуете в общественной жизни. Как прошла реабилитация, возвращение к нормальной жизни?

- Реабилитировался я сам. «Вернулся в свой город, знакомый до слез», как у Мандельштама говорится. Да, первое время немного скованность чувствовал. И увидел большие изменения, что произошли за пять лет моего отсутствия здесь. Изменения – не в лучшую сторону. Я не увидел блеска в глазах людей. Я увидел неуверенность в завтрашнем дне. Это и поразило больше всего.

- Ну, Вы-то вписались?

- Да, я вписался, все нормально. Есть основной закон психологии: не можешь изменить обстановку – измени отношение к ней. Это к слову о том, почему не уехал.

- Когда я готовился к этой программе, то выяснил, что у Вас есть медали, Указом президента Вы награждены орденом Почета. Награды серьезные, и все же их наличие не может как-то защитить, если что-то пошло не так…

- Знаете, в местах, где мне пришлось побывать, бывали люди с еще более высокими государственными наградами. Поэтому мне даже приходила мысль отказаться на суде от этих наград. Потом все взвесил - передумал, ведь одну из наград - медаль «За трудовую доблесть» - получил еще в советское время. И отказаться от всего этого – пустой звук.

- Вы – экс-градоначальник. Сейчас очень модное слово – сити-менеджер. Это человек, которого назначают. То есть понятие избираемого мэра может отойти на второй план, вообще исчезнуть. Как Вы к этому относитесь?

- Отрицательно. Я стоял у истоков создания местного самоуправления в России. Тогда еще союз российских городов активно действовал. И мы обсуждали многие темы. Немцы даже иногда над нами смеялись, говорили: сначала попробуйте, а потом уже будете что-то менять.

В то время ни о каком мэрстве не говорили. Речь шла о выборных главах местной администрации районов. Это с приходом Жилкина появились разговоры о необходимости выборов мэров, он эту тему озвучил. Тогда многие задавались вопросом: нужно ли это здесь у нас? 

Если вспомнить о советских временах, тогда шел подбор кадров, создавался их резерв. Выдвигали тех людей, которые прошли определенную школу. Учитывались их знание обстановки, знание людей, харизма и многое другое.

У нас сложилось так, что к власти мог прийти тот, у кого есть деньги, мощная группа поддержки. А сам он, как я говорил, пятью курами никогда не руководил.

- То есть во время выборов может победить человек, который может завалить всю работу в городе?

- О том и речь: надо знать о человеке все – его истинное лицо, может ли он возглавить город, руководить им. И пусть не одного, а двух-трех назовут. Тех, кто действительно может справиться с этой работой.

Почему я отстаиваю позицию, что глава города должен быть выборным? Ведь речь о нормальном руководстве городом, когда человек не ждет, что завтра ему скажут: не сделаешь так, как мы говорим, - мы тебя уберем.

- Николай Дмитриевич, в свое время мы достаточно серьезно были напуганы выборами. Столько было черного пиара, черных технологий, и могли выбрать человека, который ничего не смыслит в управлении городом, просто у него очень большие связи. И люди подумали: а может, стоит назначать руководителей, хоть деньги сэкономим?

- Знаете, волков бояться – в лес не ходить. У меня ведь тоже есть опыт участия в выборах. Было три соперника в свое время: Жилкин, Степанов и Уткин – в 94-м и 96-м годах. Было время – и проигрывал. В 2000-м достаточно много было у нас кандидатов на пост мэра, но никто не напугался. А 2004 год, когда на выборы шли золотаревцы? То есть не сам Золотарев пугал, а его ближайшее окружение – то, о чем Вы сейчас сказали.

- Поговорим о дорогах. Я езжу больше 20 лет и могу сравнивать состояние дорог с тем, что было в середине 90-х, и сегодня. В связи с этим хочу узнать, а как Вы в свое время ремонтировали дороги, будучи главой администрации, будучи мэром? Спрашиваю, потому что тогда дороги были лучше.

- Конечно, лично я дороги не ремонтировал. Была хорошая команда, на которую можно было положиться. Больше всего повлияли на ситуацию «АвтоВАЗтранс» во главе с Владимиром Ивановичем Беляковым, в котором я был уверен: вечером мы говорили о том, что необходимо сделать, а утром следующего дня работы уже шли. И второе – РСУ, местная организация, не очень большая, в которой не было столько техники, в основном работали женщины.

Было еще одно замечательное качество: соблюдалась технология, не берегли битум при приготовлении асфальта. Сегодня ведь главная беда и у нас в городе, и в целом по стране - асфальт рассыпается. Мы привыкли всегда на кого-то кивать: виноваты то татары, то евреи, то зима. Про себя почему-то забывают. Основная составляющая цены этих дорог – битум, его-то как раз и не хватает. Потому к весне все и разваливается.

- А какой была технология в ваше время? Я тут в одном из сюжетов слышал утверждения, что у нас технология укладки асфальта сохранилась с советских времен.

- Я могу много примеров привести тех же дорог, которые построили немцы сразу после войны. И дороги эти сохранились! А мы говорим - старые технологии. У меня есть книга о строительстве, выпущенная в начале прошлого века, проверенная КГБ, о чем свидетельствует специальный штамп. Там все: как вести земляные работы, как кирпичную кладку делать, щебень и т.д. Сегодня, к сожалению, все ушли от этих технологий. Побыстрее бы деньги сорвать и на том расстаться.

- Есть что-то такое, чем Вы особенно гордитесь, что сделали на посту мэра?

- Не могу сказать, что горжусь, но достаточно много было сделано даже в части тех же дорог. Я впервые запретил перевозку сыпучих материалов в кузовах, не закрытых тентами, или не оборудованных задними бортами. Даже с антимонопольным комитетом судился. Когда началось массовое воровство с частных автомобилей – снимали лобовые стекла и т.д. – тогда мы впервые придумали маркировку. Прошло время, прокуратура написала протест, я вынужден был отменить это постановление. Но, тем не менее, толчок был, мы резко сократили воровство. И таких примеров можно приводить множество.

Еще – я находил всякие способы не давать добро на строительство «Макдоналдса» в Тольятти. Потому что побывал в Америке и от самих американцев слышал, что это – «собачье дерьмо».

- То есть они так говорят, а сами ходят в «Макдоналдс»?!

- Нет, истинные американцы не ходят. Они рацион соблюдают. И потому я находил всякие способы: не исследовано, неизвестно, где можно разместить. Титов тогда на меня несколько раз выходил. И про строительство «Макдоналдса» в Тольятти мне внучка написала в места заключения.

- Насколько я знаю, Вы довольно давно познакомились с Н.И. Меркушкиным, нынешним губернатором Самарской области. Как это произошло?

- Был даже некоторый казус. Это произошло в пору дефолта 1998 года. В Нижнем Новгороде мы с Алексеем Ивановичем Родионовым представляли делегацию от Самарской области. Я – зам председателя самарской губернской Думы на неосвобожденной основе.

Во время посещения выставки было объявлено об отставке правительства, а они уже приехали. Тогда возник вопрос: после дефолта многие запретили вывозить за пределы области продукцию. Было и у нас в Тольятти такое. Я еще приходил к Жилкину и говорил: «Отменяй запрет на выдачу зерна». Он согласился, хотя убедить его было непросто. То же самое сделал и Николай Иванович Меркушкин: отменил вывоз картофеля за пределы области. Я ему говорю: «Ведь все равно найдут жители вашей области способ вывезти картофель в Тольятти, потому что у нас цена выше, чем у вас». И он мне: «Я с Лужковым заключил контракт и должен ему отдать по весенней цене, потому что уже оплата была». Это первое наше знакомство. Потом он приезжал к нам на форум. Кириенко моторный человек, частенько нас «тусовал» - то стратегическое развитие, то социальные проекты. Не было месяца, чтобы я 2-3 раза не ездил в Нижний Новгород.

- А Вы знаете, что сейчас Вас многие сравниваю с Николаем Ивановичем? Говорят, что и тот, и другой – замечательные хозяйственники. Вам такого не говорили?

- Мне многое говорили. Особенно сейчас оживились представители мордовской национальности. Моя фамилия заканчивается на «ин» - Уткин. И меня спрашивают: «Ты не мордвин?» Я отвечаю, что и сам уже не знаю, хотя в роду у меня только русские.

- Уже два года, как Крым – в составе Российской федерации. Как вы относитесь к тому, что Крым пришел домой?

- То, что пришел домой, это, вроде, хорошо. Весь народ – от мала до велика - празднует победу. Я к этому отношусь неоднозначно. Да, Крым наш. Но, посмотрите, как стал жить народ в самой России, в том числе, в Тольятти. Я уже говорил о потухших глазах. Буквально сегодня был в поликлинике. Стыдно же, все разваливается, ступенек нет, стены ободраны. И доктор, которой это говорил, отвечает, что им тоже стыдно.

Но Крым приняли, надо их поднять. Но иногда мы поднимаем где-то в стороне – в том же нашем родном Крыму, но забываем про наши здешние места.

Отсутствие у нас рабочих мест, хотя мы говорим, что у нас 9,6 тысяч безработных. Давайте говорить о неучтенной безработице, с учетом нее – это порядка 35 тысяч.

- Исходя из этой логики, Вы, видимо, не одобряете и нашу военную операцию в Сирии? Там тоже были затраты.

- Я был в восторге, увидев в Сирии наше современное оружие, в том числе и ракетное, я был когда-то ракетчиком. Пальмиру освободили, поставили туда саперов и так далее. Тоже затратный механизм. И сегодня мы говорим о гуманитарной помощи и туда, и в Донбасс. Я опять возвращаюсь к нашим местам…

- То есть здесь Вы ведете себя как типичный хозяйственник. Давайте-ка поможем себе в первую очередь.

- Давайте и себе, и там поможем. Давайте каким-то образом поделимся.

- Где найти эту грань?

- Вспомним Южную Осетию, Цхинвал. Я посчитал, сколько денег отдали туда, а по численности она равна нашему Поволжскому, где 11-12 тысяч населения проживает.

- Большая политика.

- Да, я понимаю – большая политика.

- Последний, самый главный вопрос. Как раз о политике и общественной деятельности. Вы собираетесь вернуться? Ведь многие ждут Вашего возвращения – возвращения хозяйственника.

 - Я об этом даже не думаю. У меня жесткий на это дело запрет на законодательном уровне – имею судимость.

- Нота, конечно, не оптимистическая. Но, тем не менее, я желаю Вам, Николай Дмитриевич, как можно быстрее вернуться в ряды общественных деятелей Тольятти. Спасибо Вам за беседу.

Просмотров: 92

Новости

ВсеПопулярныеРекомендуемыеТемы
Телепроекты

Обозреватель

Смотрите по понедельникам в 19:20

Лица канала
Наталья Корсакова

"Тольятти культурный", "По Волге. На Жигулях"

Яна Левина

"Новости Тольятти", "Обозреватель", телемост "Суть дела"

Юрий Соколов

"А что в селе?"