16 октября 16:05
Тольятти 18ºС

Николай Ренц - гость программы "Вопрос по делу"

27.04.2016

– Предварительное партийное голосование. Об этом много говорят, но мало кто знает. Подробнее об этом хотелось бы узнать. Что это вообще такое? Для нас это, можно сказать, почти в новинку.

– Первое, что хочу сказать: надеюсь, все знают, 18 сентября – Всероссийский день голосования. Мы будем выбирать новый состав Государственной думы Федерального собрания, а также будем выбирать нашу губернскую власть, представительный орган власти – Самарскую губернскую думу. А если говорить о 22 мая – это предварительное голосование. Это такая форма, которую организовала «Единая Россия», и она заключается в следующем. Мы предложили участие в праймериз, в списках, тех людей, кого мы потом от «Единой России» выдвинем в качестве кандидатов в депутаты в Государственную думу или губернскую, любого гражданина Российской Федерации.

– И даже не члена партии «Единая Россия»?

– И даже не члена партии «Единая Россия». Любой гражданин. У нас в течение полутора месяцев длилась запись, регистрация, где человек должен был дать справку о составе семьи, заявление, что он не член никакой другой партии, кроме «Единой России», или беспартийный (то есть он не принадлежит к конкурирующим партиям), справку об отсутствии судимости, справку о доходах, справку об отсутствии счетов за рубежом и недвижимости. И мы его регистрировали. И после этого 22 мая мы предъявим всех, кого мы зарегистрировали, нашему населению. Из 250 избирательных участков, которые у нас обычно работают на выборах в Тольятти, будет открыто 50. Более 40 человек – тех, кто пойдёт по партийным спискам от «Единой России» (может быть выдвинут). Среди них люди самых разных специальностей. Есть рабочие, есть конструкторы, если учителя, есть врачи, есть менеджеры…

– Это все, которые будут претендовать на кресло и в Самарскую губернскую думу, и в Государственную думу Российской Федерации.

– Да. Вот, например, я лично сказал, что хочу участвовать в предварительном голосовании на выдвижение в депутаты губернской думы. Я не претендую на Государственную думу и даже не хотел туда пытаться попасть. А кто-то имеет амбиции на уровень Государственной думы, люди себя серьёзно в этом видят.

– Как вообще такое получается? Николай Альфредович, скажите, это же всё-таки политика. И в политике нужен определённый опыт – нельзя просто так взять и стать депутатом или хотя бы претендентом. Нужен какой-то базис.

– Вы знаете, когда мы так говорим, сразу возникают вопросы. Вот Ренц считает, что у Логинова нет базиса, а Логинов считает, что у него есть для этого базис. И наоборот. И в этом смысле действующая система выборов и голосования в Российской Федерации подразумевает, что только избиратель в день голосования посчитает, достаточно ли у вас или у меня, по мнению наших избирателей, оснований быть там и представлять их интересы. Хватит ли у нас ума, сообразительности, знаний, опыта какого-то или нет…

– Как познакомиться с этими знаниями, сообразительностью, расскажите. Есть же у претендентов какие-то программы?

– Конечно. Во-первых, процедура предварительного голосования до дня голосования предусматривает определённые контакты с потенциальными избирателями. Первое – это сейчас все, кто записался, зарегистрировался, проводят встречи в ТОСах, советах ветеранов, общественных организациях – встречи с жителями. У меня вот на этой неделе была встреча с ветеранами труда в ТОСе 15-го квартала, в следующий понедельник – с ветеранами в 16-м квартале.

– Вас-то знают, а их-то нет!

– Нет-нет, так и все остальные! Со мной были те, кого не знают – они тоже выступали, рассказывали людям, отвечали на их вопросы и говорили, почему они хотят идти в думу и что они собираются, собственно, там делать. Это первый способ. Второй способ – каждый из претендентов, кто зарегистрирован, должен участвовать в открытых дебатах. Либо на телевидении – я только вчера включал самарское телевидение, там выступали по сути дела соперники, но все от «Единой России», кто зарегистрировался в качестве кандидата на участие в праймериз. И они уже каждый свою программу представлял, люди видели, смотрели, и когда они придут (если придут) 22 мая, они скажут: ага, там вот был такой-то человек, да, мне понравилось, что он сказал. Или: нет, он мне не понравился, я его не поддержу.

– А в списках известные люди есть?

– Есть. Возьмите, например, вашего покорного слугу – он там есть. Там есть Владимир Владимирович Бокк, бывший директор МСП, там есть Остудин, тоже заводчанин, там есть Кузьмичёва, там есть Владимир Иванович Дуцев, там есть часть депутатов городской думы, там есть люди, которых мы знаем по различным общественным движениям – там есть руководитель центра помощи детям-инвалидам имени Януша Корчака. Большой спектр наших с вами земляков.

– По поводу нашего президента Владимира Владимировича вопрос. Говорят (может быть, это и надумано), последнее время Владимир Владимирович как-то дистанцировался от «Единой России», как-то в сторону отошёл. И больше мелькают в СМИ сообщения о том, что он симпатизирует, если можно так сказать, «Народному фронту», а «Единая Россия» вроде как отошла на второй план. Это, конечно, не «теория заговора», но говорят о том, что, возможно, просто партия стала отчасти терять популярность и поэтому Владимир Владимирович отошёл в сторону.

– Отвечу. Спасибо вам за прямой вопрос. Я выскажу свою личную точку зрения. И Путин буквально недавно об этом говорил – о том, что по-любому «Единая Россия» не может иметь растущую популярность, потому что она во многих случаях вынуждена принимать, на первый взгляд, непопулярные решения. Любая партия власти, любая исполнительная власть, выдвинутая партией, всегда вызывает у людей критику. Президент, на мой взгляд – он был лидером «Единой России», он её создавал – тем не менее, это народный президент. Мы голосуем за него – и должны голосовать, должны поддерживать, – независимо от наших политических предпочтений. И я думаю, что и советники, да и Владимир Владимирович, это понимают. Действительно, Путин должен быть выразителем не только единороссов, но и коммунистов, и либерал-демократов, и справороссов, и тех, кто вообще никакой партии не принадлежит. Президент Российской Федерации – не говорю, Владимир Владимирович Путин или кто-то – это персона не политическая с точки зрения внутриполитических наших конструкций российских.

– Этим мы отличаемся от американцев, у них ведь строго – президенты идут от одной из партий.

– Да. Знаете, со временем мы поймём, какая собственно конструкция для нас была бы правильной, но мы пошли таким путём, и у нас так сказано в Конституции. Скорей всего, я думаю, что останется навсегда. Что касается «Народного фронта». Да, действительно, думаю, у президента сложилось впечатление, что отчасти «Единая Россия» как политическая партия не имеет такого количества сторонников – людей, которые в том числе и его поддерживают. И Владимир Владимирович, видимо, решил создать ещё один институт поддержки президента, который не связан с политической партией. Ведь политическая партия – это партия, с помощью которой лидеры страны… (и Путин в этом абсолютно заинтересован, он однозначно заинтересован, чтобы «Единая Россия» имела конституционное большинство в Государственной думе).

– Так многих это и пугает! Большинство – значит, отчасти диктат, решения принимаются единогласно, и т.д., и т.п.

– Да, вы правы, да, есть такое опасение. Итак, «Народный фронт» – это всё-таки общественное движение…

– Но он не в пику партии создан.

– Однозначно нет, потому что партия – это инструмент борьбы за власть. «Народный фронт» – это общественная поддержка президента и отчасти во многих вопросах «государево око». А нам «государево око» во многих случаях нужно. Это первое. Ещё один важный, на мой взгляд, момент, о котором хочу сказать, отвечая на ваш вопрос, – монополия. Везде рано или поздно в том или ином представительном органе власти – в Европе или где – формируется коалиция. Если кто-то не набрал, всё равно пытается сформировать коалицию, чтобы создать то ядро, которое, безусловно, будет поддерживать правительство и проводить единую политику. Президенту, я в этом не сомневаюсь, не нужен парламент, в котором ему придётся договариваться с этими, с этими, с этими и покупать лояльность или выторговывать её («Ты мне – я тебе») с кучей нелояльных или псевдолояльных политических партий. И безусловно, он должен быть уверен, что его политика, его взгляды, его позиция – она будет поддержана парламентом. Это естественно.

– Почему так важно, чтобы максимальное количество депутатов от Самарской области было в Государственной думе от «Единой России»? Насколько я понимаю, это важно для того, чтобы определённые решения в пользу Самарской области принимались?

– Спасибо вам ещё раз за вопрос. Но если бы вы об этом не спросили, я бы сам постарался как-то сказать об этом. И хочу, обращаясь к вам, собственно обратиться к нашим избирателям. Действительно, многие думают: зачем нам эти выборы, да как на меня влияет всё это? Может быть, до того, как Николай Иванович стал у нас губернатором, это было в какой-то степени уместно. Сейчас другая ситуация. Я вам приведу два примера. Область такая же, как мы, – Татарстан – имеет в Государственной думе более 20 представителей. Почему? Потому что у них была высокая явка и очень большое количество людей, явившихся на выборы, проголосовали за «Единую Россию». Так как места делятся так: чем больше людей проголосовало – не процент! – чем больше людей живых проголосовало, тем больше у вас депутатских мест. Что это им позволило? 20 депутатов от субъекта – это серьёзная сила, с ними нельзя не считаться. Поэтому распределение мест в комитетах, председательство в трёх ведущих комитетах в Государственной думе – Татарстан. И уже несколько лет. Недавно и наша Мордовия. Сейчас, может быть, надоело всем, когда поминают Мордовию в сравнении, но тем не менее. Мордовия имеет в два раза больше депутатов в Государственной думе, будучи в два с половиной раза меньше по населению, чем Самарская область.

Что это позволяет нам добиваться? Это, может быть, на первый взгляд как бы далеко, а на самом деле очень близко. Регионы получают деньги из Федерации строго по программно-целевому назначению. Попасть в ту или иную программу и получить в ней достойную оценку и достойное финансирование можно только благодаря тому, что у тебя есть люди, которые знают, куда войти, в какой кабинет, с кем поговорить – лоббизм. Лоббизм наших интересов. И в итоге, имея такое количество депутатов от Мордовии – сейчас вот дороги во всей стране развалились, зима была ужасная – так вот посмотрели (федеральное правительство через Росавтодор прямо мониторило): три области в тройке самых лучших, и среди них Мордовия. А 20 лет назад: там, где кончается дорога, там начинается Мордовия. Так вот нам нужно сегодня поддержать: поддержать губернатора, поддержать Владимира Владимировича. Потому что и губернатору, и президенту, я не сомневаюсь, нужна стабильность. Нам нестабильности сейчас – не дай Бог… Не всё просто вокруг нас, непросто у нас с экономической ситуацией. И если сейчас нас начать расшатывать, начать будоражить, начать сеять сомнения, – тут от Болотной до Майдана у нас недалеко.

– Что обычный избиратель услышит от единороссов на будущих выборах? Я не говорю об обещаниях, потому что это слово мне очень не нравится. Обещаний было в своё время много, и, наверное, многие могут даже «Единую Россию» попрекнуть, что были обещания, но не были выполнены. И сейчас уже наши люди, мне кажется, обещаниям перестали верить.

– Мы не будем давать обещания, которые мы не выполним. Но мы обещали – я обещал, мои другие коллеги, губернатор – мы обещали (мы говорим про Автозаводский район), мы обещали, что будет новая поликлиника – мы сделали поликлинику в 16-м квартале, мы сделали вторую новую поликлинику онкологическую у нас, мы модернизировали (закончим вот через два месяца) перинатальный центр. Мы создали новый суперсовременный (и тоже в ближайшее время его откроем) центр гемодиализа для почечных больных – самый современный по мировым меркам. Мы организовали совершенно на другом уровне помощь онкологическим больным (мы это обещали). И мы, безусловно, думаю, что сможем выполнить, наверное, самое сложное на сегодня с учетом кризиса обещание – это строительство поликлиники в 19-м квартале. Вот эти обещания, которые были обещаны и которые будут выполнены. Будет строительство физкультурно-оздоровительных комплексов – уникальных. Вот который сейчас за мэрией построился, где спортивный зал прекрасный, многоцелевой, где искусственный лёд, где бассейн – точно такой же объект будет построен в Комсомольске, где нет ни одного спортивного, и на Шлюзовом. Это обещания, которые мы давали, – и мы их выполним.

Что же касается наших предложений в программу партии (у нас все регионы предлагают) – вот наше тольяттинское отделение, мы предложили несколько вещей в программу партии, которые, на наш взгляд, важные. А часть из них – потому что я секретарь, может быть, мне многие проблемы виднее медицинские – мы предложили первое: ввести всё-таки в стране систему лекарственного страхования. Суть её в следующем, как и во всём мире. Идёшь в аптеку, если по рецепту врача купил на 10 тысяч рублей лекарства – 8 тысяч тебе должны вернуть. Это, на мой взгляд, повлияет самым серьёзным образом и на заболеваемость, и на смертность населения, и в итоге на продолжительность жизни. Я считаю, недоступность в силу цен и низких доходов – относительно низких доходов и работающих, и пенсионеров – это серьёзным образом не позволяет нам приблизиться к продолжительности жизни мировой. Ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, освободить людей с низкими доходами подушевыми от уплаты вообще подоходного налога.

Четвёртое наше предложение (это не так дорого стоит, но об этом надо) – вернуться к системе школьных тренеров. Мы увлеклись высоким спортом, профессиональным спортом, наши успехи нас радуют. Тем не менее для того, чтобы люди были здоровы и было меньше соблазнов в виде пьянок, курения, наркотиков, спайса всякого – раньше одних спортивных школ (всё-таки спортивные школы воспитывают ради достижений), но у нас всегда в школах в моё время было – у нас в школе было шесть или семь тренеров, которые занимались с нами после занятий: баскетбол, волейбол, гимнастика, борьба, лёгкая атлетика.

– А, вы имеете в виду – тренеры, не учителя физкультуры.

– Не учителя физкультуры. Тренер в школьном педагогическом составе. И на базе школы, потому что у нас ведь по большому счёту сто школ – значит, сто спортивных залов. А в некоторых школах у нас по два спортивных зала. И реально по вечерам они могут абсолютно спокойно работать. Я считаю, должна быть государственная программа, это должен быть специальный норматив на финансирование этих людей – как сегодня норматив на ученика. И это не ради спорта. Это ради физической культуры.

– Николай Альфредович, я – избиратель. В двух словах сагитируйте меня 22 мая прийти проголосовать.

– Если вы придёте 22 мая, проголосуете и сделаете выбор – то вы позволите нам, «Единой России», выдвинуть в качестве кандидатов на суд избирателей того, кто вами признан человеком, достойным представлять ваши интересы. То есть наш выбор будет более правильным, более осознанным и основанным не на моих личных предпочтениях партийного начальника, а на мнении избирателей.

– Большое спасибо, Николай Альфредович. Было очень и очень интересно!

Просмотров: 208

Новости

ВсеПопулярныеРекомендуемыеТемы
Телепроекты

Обозреватель

Смотрите по понедельникам в 19:20

Лица канала
Наталья Корсакова

"Тольятти культурный", "По Волге. На Жигулях"

Яна Левина

"Новости Тольятти", "Обозреватель", телемост "Суть дела"

Юрий Соколов

"А что в селе?"